Вторник, 13 Декабрь 2022 13:08

«Польша является одним из ведущих производителей водорода в мировом масштабе», министр климата и окружающей среды Польши Анна Москва

Caspian Energy (CE): Г-жа министр, как продвигается Польская водородная стратегия - 2030?

Министр климата и окружающей среды Польши Анна Москва: После принятия «Польской водородной стратегии до 2030 г. с перспективой до 2040 г. (ПВС)» и заключения уникального «Отраслевого соглашения о развитии водородной экономики в Польше» между представителями администрации Польши, бизнеса и науки, текущая работа по водороду сосредоточена на создании всеобъемлющего законодательного пакета под названием «Конституция о водороде». Исходя из национальных предположений и допущений ЕС, данный пакет должен создать нормативную базу для функционирования рынка водорода в Польше, а также систему мер поощрения и поддержки развития водородной экономики и технологий.

Прежде всего, мы внедрили изменения, представляющие водород в качестве альтернативного топлива для транспорта. Изменения были внесены в Закон о системе мониторинга и контроля качества топлива. Положения, касающиеся водорода, вступили в силу с 1 января 2023 года. С другой стороны, мы внесли изменения в Закон об электромобилях и альтернативных видах топлива. Новые положения определяют:

- правила развития и эксплуатации инфраструктуры по использованию альтернативных видов топлива на транспорте,

- обязательства государственных структур в отношении инфраструктуры альтернативных видов топлива,

- информационные обязательства в отношении альтернативных видов топлива,

- условия функционирования зон чистого транспорта,

- Основы национальной политики в области развития инфраструктуры альтернативных видов топлива и порядок ее реализации.

В сентябре 2022 года вступил в силу делегированный акт: “Положение о подробных техничес­ких требованиях к водородным станциям”, который регулирует эксплуатацию, модернизацию и ремонт водородных станций, в том числе и мобильных станций. Мы также приступили к созданию рамочных основ для водородной экономики, предлагая изменения в Закон об энергетике и некоторые другие законы. Введение положений, содержащихся в данном законодательном проекте, приведет к правовой стабильности субъектов государственного и частного секторов, осуществляющих деятельность в сфере водорода. В то же время это окажет влияние на полную реализацию потенциала этого энергоносителя. Также планируется принять закон о поощрении производства водорода из низкоуглеродных источников, который введет схему поддержки производителей возобновляемого и низкоуглеродного водорода. В настоящее время Министерством ведется аналитическая работа по детальной разработке правил для этого инструмента.

Кроме того, министерство климата и окружающей среды в сотрудничестве с другими учреждениями готовит различные виды программ для поддержки внедрения технологий в области производства, транспортировки, хранения и использования возобновляемого водорода, что также является одной из целей польской водородной стратегии.

CE: Ускорит ли турбулентность на газовом рынке водородную революцию? Принимая во внимания события, происходящие на рынке, ожидаете ли вы, что водород сперва  появится в промышленности, электроэнергетике, теплоэнергетике или в большегрузном и общественном транспорте?

Анна Москва: Военная агрессия России против Украины и использование газа в качестве инструмента политического и экономического давления на Европу подчеркивают важность обеспечения нашей энергетической безопасности. Нам необходимо ускорить темпы диверсификации источников энергии, что дает огромные возможности для того, чтобы водород стал одним из столпов этой трансформации. Польша, которая в настоящее время является одним из ведущих производителей водорода в мировом масштабе, обладает всеми предрасположенностями, знаниями и опытом, необходимыми для решения этой задачи. Я хотела бы добавить, что “Польская водородная стратегия” не ставит во главу угла реализацию изложенных в ней целей, которые касаются в первую очередь использования водорода в таких секторах как энергетика, транспорт, промышленность и централизованное теплоснабжение. Однако внедрение водорода в польскую промышленность является ключевым элементом ПВС  из-за количества образующихся выбросов и отсутствия альтернативных решений для декарбонизации. Однако мы прогнозируем, что наиболее быстрые результаты трансформации будут заметны в транспортном секторе, где транспортные средства, использующие топливные элементы для выработки электроэнергии, уже являются альтернативой электромобилям на батарейках, особенно в сегменте грузовиков, фургонов и городских автобусов.

CE: Возможно ли создать Балтийский газовый хаб, подобный «TTF»?

Анна Москва: Благодаря новой трансграничной инфраструктуре в регионе удалось обеспечить новый уровень рыночной интеграции, конкурентоспособности и надежности поставок. Теперь решение об объемах торгов, типах контрактов и выборе поставщиков остается за участниками рынка. Поэтому, с нашей точки зрения, газовый хаб - это то, чему нужно время для появления и развития. Администрация Польши долгое время поддерживала и будет продолжать поддерживать все соответствующие проекты диверсификации.

CE: Какова пропускная способность нового Балтийского газопровода?

Анна Москва:  Балтийский трубопровод  - это недавно построенный трубопровод, по которому природный газ может поставляться с норвежского континентального шельфа, а также с датских месторождений. Мощность Балтийского газопровода в направлении Польши составляет 10 млрд. кубометров в год. Мощность трубопровода в направлении Дании составляет 3 млрд. кубомет­ров в год.

CE: Какова роль Южного газового коридора в энергетической безопасности ЕС? 

Анна Москва:  Южный Газовый Коридор играет очень значимую роль.  Надеюсь, что в будущем этот коридор будет расширен. Европа определенно могла бы использовать дополнительные пос­тавки из месторождений Каспийского моря. Польша всегда поддерживает действия, направленные на диверсификацию поставок газа в Европу.  С нашей точки зрения, Европа должна полнос­тью отказаться от российского газа, поэтому Южный газовый коридор является одним из важнейших элементов архитектуры энергетической безопасности.

CE: Насколько газовая инфраструктура Польши связана с европейской?

Анна Москва: Польша связана со всеми своими соседями по Европейскому союзу, а также с Украиной. В будущем пропускная способность соединительных трубопроводов  может увеличиться еще больше, в зависимости от интереса рынка. Мы также последовательно развиваем новую импортную инфраструктуру. Наш существующий терминал сжиженного природного газа находится в стадии расширения. Также планируется строительство второго терминала по приему СПГ. Мы также можем поставлять природный газ нашим партнерам в Европе.

 

Благодарим вас за интервью.

 

Read 70 times Last modified on Среда, 17 Апрель 2024 06:57
НОВОСТИ