SEARCH MENU
Caspian Energy Journal Caspian European Club
Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
Вторник, 12 Декабрь 2017 16:00

Россия предлагает элегантное решение проблемы статуса Каспия, - Игорь Братчиков Избранное

Россия предлагает элегантное решение проблемы статуса Каспия, - Игорь Братчиков

«Caspian Energy (CE) : Можно ли считать Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, переговоры по которой продолжались в течение 20 лет, согласованной? Будет ли она принята на V Каспийском саммите и когда он состоится?

Специальный представитель Президента Российской Федерации Игорь Борисович Братчиков: Работа над проектом Конвенции фактически завершена на Совещании министров иностранных дел прикаспийских государств, состоявшемся 5 декабря 2017 г. в Москве. Теперь всем сторонам предстоит провести положенные внутригосударственные процедуры для подготовки этого документа к подписанию на высшем уровне. Ожидается, что данное историческое событие произойдёт на V Каспийском саммите в Казахстане

в первой половине 2018 г. Конкретную дату этого мероприятия казахстанские коллеги имеют в виду согласовать по дипломатическим каналам с учётом рабочих графиков всех пяти президентов.

CE: Не могли бы Вы рассказать, как продвигалось согласование Конвенции? По каким вопросам прибрежным странам долгое время не удавалось достичь консенсуса?

И.Б.Братчиков: Описывать детали переговоров по правовому статусу Каспийского моря предстоит, наверное, историкам дипломатии и политологам уже после того, как Конвенция будет принята и начнёт работать на благо всех пяти прибрежных государств. Однако уже сегодня очевидно, что по-настоящему мощный импульс всему процессу выработки отвечающего современным потребностям правового режима этого уникального водоёма был дан решением IV Каспийского саммита, состоявшегося в сентябре 2014 г. в Астрахани. Итоги Астраханского саммита были единодушно охарактеризованы его участниками как «прорывные».

В последующие три года удалось гармонично внедрить астраханские договорённости президентов в текст Конвенции, конкретизировав их в её соответствующих статьях и параграфах.

Подчеркну: Конвенция в своём итоговом виде является продуктом взвешенного компромисса и адекватно отображает сложившийся баланс интересов, не ущемляя позиции ни одной страны и закладывая правовой фундамент будущего бесконфликтного сотрудничества в регионе
в различных областях. Данный документ содержит единые понятные правила взаимодействия стран в различных сферах, порядок разрешения возможных спорных вопросов без постороннего вмешательства, сохранения в регионе безопасной и прогнозируемой обстановки.

CE: На Каспии сегодня много законсервированных структур, на которых не ведётся операционная деятельность по причине отсутствия юридических договорённостей. Считаете ли Вы, что в южной части Каспия три страны – Азербайджан, Иран и Туркменистан – могут разрабатывать их на паритетных началах, придерживаясь опыта России?

И.Б.Братчиков : Вопрос ресурсной юрисдикции обсуждался лидерами прикаспийских стран в ходе Астраханского саммита. Тогда было достигнуто понимание о том, что дно и недра Каспийского моря будут разграничиваться в целях недропользования по договорённости между сопредельными

и противолежащими государствами в дву- и трёхстороннем формате. Положительный опыт делимитации такого рода имеется: Россия, Казахстан
и Азербайджан разделили дно и недра Северного Каспия на основании соглашений 1998-2003 гг., Казахстан и Туркменистан – по соглашению от 2014 г. Допускаю, что при условии проявления сторонами доброй воли
и известной доли гибкости «северная формула» применима и для нахождения элегантного и взаимовыгодного решения «южного уравнения».

CE: Какова позиция России по транскаспийским газопроводам, не претерпела ли она изменения?

И.Б.Братчиков: Позиция России по вопросу строительства магистральных трубопроводов в каспийской акватории открыта и последовательна. Мы продолжаем выступать за сохранение экологического императива при осуществлении инфраструктурных проектов. Подобная позиция обусловлена как требованиями взятых на себя обязательств по международным договорам в сфере защиты и охраны окружающей среды, например по Рамочной конвенции по защите морской среды Каспийского моря 2003 г. (Тегеранской конвенции), так и элементарными категориями здравого смысла. Ведь забывать о возможных фатальных экологических последствиях для хрупкой экосистемы водоёма в погоне за гипотетическими экономическими выгодами было бы крайне неосмотрительно. Такой подход свёл бы на нет декларируемый сторонами принцип солидарной ответственности за судьбу Каспийского моря и нивелировал значительные усилия, которые прибрежные страны прилагают для того, чтобы сохранить для потомков «живой» Каспий, восстановить и приумножить его утраченное биоразнообразие, снизить уровень антропогенной нагрузки. С удовлетворением констатируем, что

в проекте Конвенции стороны смогли найти выверенные формулировки по этому принципиальному вопросу.

CE: Каким образом будет вырабатываться пятисторонний консенсус прибрежных стран в отношении возможных форс-мажорных ситуаций при разведке и добыче нефти и газа на Каспии?

И.Б.Братчиков : Для решения такого рода проблем у нас существует неплохой юридический инструмент – вышеупомянутая Тегеранская конвенция и протоколы, разработанные в дополнение к ней. Первый из них – о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью (Актаусский протокол 2011 г.), – уже вступил в силу в июле 2016 г. В высокой степени готовности

и важнейший Протокол по оценке воздействия на окружающую среду
в трансграничном контексте, подписание которого Россия ожидает в период до или одновременно с принятием Конвенции о правовом статусе Каспийского моря.

 Благодарим Вас за интервью

Прочитано 1036 раз
POWERED BY ZEYNURBABAYEV