Понедельник, 12 Октябрь 2020 09:37

Военное столкновение между Арменией и Азербайджаном может оказаться прологом к серьезной войне, Forbes

Военное столкновение между Арменией и Азербайджаном может оказаться прологом к серьезной войне, если в конфликт вступят другие страны. Одно из возможных последствий, которое будет иметь глобальное значение, — нарушение транзита газа через Турцию, такое мнение озвучил ​ генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов в своей статье для Forbes.ru.

Военный конфликт в Карабахе на этот раз не похож на локальное столкновение, пишет Forbes. Он все больше напоминает пролог к серьезной войне, если уже не саму войну.

Удивительно, но война в Карабахе началась буквально накануне полноценного запуска системы TANAP-TAP. Первая часть этого проекта была запущена в 2018 году (Турция как раз получает азербайджанский газ по TANAP), и сейчас практически завершены работы по TAP (Трансадриатический газопровод). Именно по TAP азербайджанский газ должен дойти до Италии. Однако на самом деле Южный газовый коридор начинается с Южно-Кавказского газопровода (SCP), работа которого и может оказаться под угрозой.​ Карабахский конфликт дает возможность напомнить европейцам о том, что Турция создает не только возможности по транзиту альтернативного газа, но одновременно и генерирует значимые риски, считает автор Forbes.ru.​

Детали заключенных европейцами (прежде всего итальянцами) газовых контрактов —оказались очень выгодными Азербайджану. ЕС уже тогда говорил, что больше не будет долгосрочных контрактов с привязкой к цене на нефть, однако с Баку были подписаны такие​ котнтракты. Кроме того, Азербайджан получил монопольное право на использование газопровода TAP: его конкурентов (а это, кстати, мог бы оказаться российский газ) в трубу не пустят. Да, 16 млрд кубометров — 6 млрд для Турции, 8 млрд для Италии, по 1 млрд для Греции и Болгарии не такие гигантские объемы, зато появилась возможность в мини-формате возродить идею Южного газового коридора.

Турция на самом деле одна из самых диверсифицированных стран Европы с точки зрения газовых поставок. У нее есть три источника поставок трубопроводного газа (Россия, Азербайджан и Иран), а также четыре терминала по импорту СПГ. При этом российский газ поставляется по долгосрочным контрактам с нефтяной привязкой. Поэтому цены на него стали довольно высокими еще в 2019-м. Одновременно в Европу и Турцию продолжается приток дешевого — дешевого именно в моменте, из-за коронавируса и нежелания игроков в сфере СПГ прекращать свой бизнес — сжиженного газа, которым замещается частично традиционный импорт трубопроводного газа. В 2020 году самым крупным поставщиком газа в Турцию стал Азербайджан.

У Турции начинает копиться серьезный долг за нарушение контрактов по принципу «бери или плати». При этом только часть контрактов у «Газпрома» заключена с турецкой государственной компанией Botas, у которой законтрактовано порядка 20 млрд кубометров в год. Botas хоть и сократила в 2019 году отбор на 4,7 млрд кубометров по сравнению с 2018 годом, все равно осталась в пределах обязательств «бери или плати» (75% от контрактного объема). Так что в этом году впервые и государственная Botas идет на срыв контрактов, пишет Forbes.

Кстати, достройка продолжения второй нитки «Турецкого потока» по Австрии активно продолжается. Болгарский участок не без трудностей, но все же выруливает на финиш, а сербский уже законен.

Как мы видим, наши газовые отношения с Турцией оказываются очень непростыми. Однако и у нас есть рычаги влияния. Москва может ответить по целому ряду чувствительных для Анкары вопросов, и это прежде всего вопросы политические. В Сирии это ситуация с курдами — крайне болезненная для Анкары тема. Второй сюжет — Ливия, где Эрдоган считает, что переиграет российскую ставку на Хафтара. Теперь появился Карабах с очень неясными перспективами, считает автор.

Агрессивная линия альянса Анкары и Баку может вызвать неоднозначную реакцию на Западе, где во многих странах есть влиятельная армянская община. Тем более что Турция только что рассорилась с Грецией и Кипром по вопросу контроля за акваторией с потенциальными углеводородными месторождениями в восточном Средиземноморье. Противостоящие военные силы стран находятся в непосредственной близости друг от друга, и эксцессы силового характера совершенно не исключены. Турция столкнулась еще и с противостоянием с Францией по вопросу уточнения ливийских границ в море. Фактически Турция настроила против себя весь ЕС, который явно поддерживает своих членов, пишет forbes.ru,

Read 202 times
anniversary
OLDNEW
НОВОСТИ