Friday, 09 September 2016 12:30

Швеция и ЕС по-прежнему заинтересованы в проекте транскаспийского газопровода, - Посол Швеции в Азербайджане

Caspian Energy: Г-жа Посол, Вы недавно прибыли в Азербайджан, каковы планы Вашей миссии?

Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Швеции в Азербайджане, Туркменистане, Таджикистане и Узбекистане  Ингрид Терсман: Я довольна своим назначением и это честь для меня. Раньше я работала послом в Молдове и прожила в Кишиневе пять лет. В целом я почти 25 лет как я работаю в этом широком регионе. Как посол Швеции и глава посольства в Баку, в планы моей миссии входит усиление и развитие двусторонних отношений между Швецией и Азербайджаном. Это включает и политический диалог, продвижение шведского экспорта и бизнеса в Азербайджане, и конечно же сотрудничество в сфере культуры.  

CE: Какие обстоятельства сближают Азербайджан и Молдову в глазах ЕС и Швеции?

Ингрид Терсман: Думаю, не следует сравнивать страны. Это очень трудно,  потому что каждая страна по-своему уникальна.  С моей точки зрения, отчасти у Азербайджана и Молдовы есть общая история, поскольку в прошлом вы оба являлись частью Советского Союза, что было давным-давно. Обе страны являются частью Восточного Партнерства и ищут различные способы поддержания конструктивных отношений с Европейским Союзом. Но Азербайджан страна с огромными объемами энергоресурсов, тогда как Молдова ими не владеет. Молдова уже много лет является сельскохозяйственной страной. Ряд трудностей, с которыми страны сталкиваются в сфере модернизации и экономической диверсификации, одинаковы.

CE: Что вы думаете о будущем  Восточного партнерства, а также соглашении о стратегическом партнерстве между Азербайджаном и Швецией, которое в настоящее время находится на стадии разработки?

Ингрид Терсман: Швеция является страной, которая сформировала и начала реализовывать программу Восточного партнерства совместно с Польшей в 2009 году. Мы считаем, что это хорошая политика в отношении ближайших восточных соседей ЕС, предложение политической ассоциации и экономической интеграции. Требования внутренних реформ, для стран, которые решили реализовать Соглашение об углубленной и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA) с ЕС, с целью получения возможности пользоваться полным доступом к внутреннему рынку ЕС, выполняются со значительной финансовой помощью. Я вижу много преимуществ для стран восточного партнерства от тесных отношений с ЕС. Это и в сфере политики, демократии и экономики. Это также хорошо и для ЕС иметь стабильных, демократических и экономически процветающих соседей.

Что касается создания новой правовой базы для  более тесного сотрудничества между Азербайджаном и ЕС, Швеция безусловно поддерживает этот процесс. Мы с нетерпением ждем начала переговоров по усилению сотрудничества  вопросу между ЕС и Азербайджаном,  и мы как шведская сторона надеемся, что данное соглашение будет достигнуто, будет существенным и широким, а также  охватывать ряд направлений, касающихся как усиления экономического сотрудничества и направления четкого внимания на наши общие ценности. Во время мартовского визита нашего министра иностранных дел Швеции Маргот Вальстрем в Азербайджан, она ясно дала понять, что  Швеция является решительным сторонником хорошего и содержательного соглашения между ЕС и Азербайджаном. Мы поддерживаем широкое соглашение, которое охватывает много направлений, по которым у нас есть точки соприкосновения, они  касаются политических и демократических ценностей, сферы экономики и реформ.  Но продвижение данного вопроса будет зависеть от участников переговоров, как со стороны Еврокомиссии, так и Азербайджана.

CE: Г-жа Терсман, начало работы Вашей миссии в начале этого года  совпало с проведением экономических реформ в Азербайджане, что Вы думаете расширят ли они экономические возможности сотрудничества двух стран?

Ингрид Терсман: Азербайджан является страной, обладающей огромным богатством, когда речь идет об энергоресурсах или экспорте нефти, но, конечно, падение цен на нефть стало настоящим вызовом для страны и ее экономики, точно также как и для всех нефтедобывающих стран. Но это можно считать не только вызовом, но и возможностью, что стало одной из главных причин для начала экономических реформ в Азербайджане. Я надеюсь, что начатый процесс внедрения реформ, продолжится. Вы начали упрощать правила и  сокращать количество проверок для компаний. Упрощения и положительные изменения происходят в таможенном комитете. Начаты реформы и в финансовом секторе, и я надеюсь, что они продолжатся.  Это важно не только для обеспечения экономического роста страны, но также для превращения Азербайджана в привлекательную для инвесторов страну, потому что инвесторы из Швеции или из других стран рассчитывают на предсказуемость, прозрачность и равные условия на любом рынке. Если реформы в этом помогут, то это повысит интерес инвесторов и поможет диверсифицировать экономику Азербайджана, на чем ваше правительство как раз и сосредоточено. И когда это произойдет, это повысит интерес шведских компаний, который уже есть и станет еще более широким.

CE: Каков текущий товарооборот  между странами?

Ингрид Терсман: Должна сказать, чтоон очень низкий В 2014г. экспорт из Швеции в Азербайджан составил 1,8 млн. евро, а импорт Швеции из Азербайджана составил 1 млн. евро. Это очень маленький показатель, но я думаю,  есть потенциал для роста.

CE: В каких сферах вы видите возможности для роста?

Ингрид Терсман: Мы рассматривали данный вопрос. У нас есть объединение под названием «Business Sweden» (Бизнес-Швеция), которое помогает шведским компаниям осуществлять экспорт и основывать деятельность в других странах, а также оказывать поддержку Швеции, когда речь идет как об импорте, так и экспорте. Вместе с ними мы рассмотрели возможные сферы, и я бы отметила сферу ИКТ и здравоохранения. В мае этого года делегация из 12 шведских компаний, представляющих сектор ИКТ, посетила Баку. Они увидели широкие возможности в сфере ИКТ. Думаю, визит их оказался успешным и я надеюсь, что на базе этого мы можем строить отношения. Мы продолжим наш диалог со шведскими компаниями и партнерами из Азербайджана по сферам возможного сотрудничества.  

CE: Какие еще  следует принять меры для усиления товарооборота?

Ингрид Терсман: Это в большей степени зависит от компаний. Они являются независимыми организациями и ищут возможности в мировом масштабе. Шведские компании склонны осуществлять деятельность в мировом масштабе, потому что мы являемся маленькой страной, и большинство наших компаний осуществляют деятельность на мировом рынке. При наличии возможностей, они начинают осуществлять деятельность на рынках. Поэтому  наша инвестиционная делегация прибыла в мае, и это хорошее сочетание с реформами, которые Азербайджан начинает внедрять. Если рассматривать экономические реформы любой страны, ни в одной стране инвестиционный климат не является совершенным. Я считаю, что самое главное для компаний это то, что при поиске новых возможностей они видят улучшения, рынок становится более открытым и удобным для ведения бизнеса. И это одна из причин, по которой они сюда прибыли.

CE: Какую политику реализует Швеция в сфере энергобезопасности? Каков прогноз роста потребления энергоресурсов на ближайшие годы?

Ингрид Терсман: Наш энергобаланс представляет собой сочетание энергоресурсовимы в основном надеемся на гидроэлектроэнергию и атомную энергию. Доля гидроэлектроэнергии и атомной энергии составляет почти 40% в структуре нашего энергопотребления. Доля нефтегазового сектора составляет примерно 34%. Остальные 23% приходятся на долю ветра и биотоплива.  В общем, возобновляемая энергия очень важна для нашей страны и почти 60% нашей энергии вырабатывается из возобновляемых источников.  У нашего правительства очень амбициозные планы по отношению к энергетической стратегии и вопросам климата, поскольку они действительно тесно взаимосвязаны. Таким образом, наше правительство хочет, чтобы мы сократили выбросы по мере возможности  к 2020г. Швеция сократит уровень выбросов на 40%, и почти 50% выработки энергии будет приходиться на долю возобновляемой энергии. Мы также работаем над тем, чтобы повысить энергоэффективность на 20%. И уже в июне было заключено соглашение между Шведским правительством и партиями оппозиции  о переходе на 100% электроснабжение за счет возобновляемой энергии к 2040г. Так что через 20 лет мы планируем целиком получать электроэнергию из возобновляемых источников. Будучи хорошо осведомленной о необходимости принятия мер в борьбе с изменением климата и сокращения мировых выбросов углерода,  Швеция проводит активную работу в этой сфере,  как на государственном уровне, так и в рамках ЕС и ООН. 

CE: Что вы можете сказать о привлечении в каспийский  регион  технологий альтернативной энергетики?

Ингрид Терсман: При наличии интереса  азербайджанской стороны, мы будем рады связаться со шведскими компаниями и узнать заинтересованы ли они приехать сюда. Я считаю, что каждая страна  должна по мере возможности работать в этом направлении.

Мы были быочень рады обсудить это с Азербайджаном - наш опыт и возможности проведения совместной работы, потому что это вопрос не только национального характера, но и  глобальный вопрос для всех нас, касающийся снижения выбросов.  Я знаю, что за эти годы шведские компании и опыт Швеции уже проделали определенную работу в Украине. Есть также возможности для работы с ЕБРР, Европейским банком реконструкции и развития по этому вопросу, через их программу E5P, программа стоимостью в € 168 млн для стран Восточного партнерства со значительным финансированием со стороны Швеции. Эта программа направлена на повышение эффективности использования энергии, снижение выбросов СО2, а также повышение экономической конкурентоспособности. Я считаю, что для экономики Азербайджана, которая является наиболее энергоемкой в данном регионе, меры по повышению энергоэффективности в зданиях, управление отходами и восстановление централизованного теплоснабжения являются ключевыми секторами для снижения потребления энергии и улучшения состояния окружающей среды.

CE: В правительстве Швеции нет сегодня  однозначного мнения по использованию атомной энергии, какое направление все же будет основным «за» или «против»?

Ингрид Терсман: Швеция долгое время опиралась на атомную энергию в структуре своего энергопотребления, и атомная энергия является спорным вопросом во многих странах, и в Швеции в том числе. В 1980 году Швеция провела референдум по вопросу дальнейшего использования атомной энергии в стране. Медленное, но последовательное сокращение использования атомных мощностей стало  вариантом, набравшим большинство голосов - типичное компромиссное решение в Швеции. В 2015 году 34% выработки электроэнергии в Швеции было обеспечено за счет атомной энергии, в предыдущие годы этот показатель был выше. Раньше у нас было 12 реакторов в эксплуатации, их которых сейчас эксплуатируются только 9. В июне этого года правительство Швеции и политические оппозиционные партии пришли к соглашению заменить более старые реакторы, находящиеся в эксплуатации, на новые. Это является в некотором смысле историческим соглашением между двумя партиями правительства и пяти оппозиционными партиями, которое также включило в себя соглашение о возобновляемых источниках энергии и энергоэффективности. Но основа для продолжения использования атомной энергии в Швеции опирается на решения компаний, которые владеют бизнесом по выработке атомной энергии. Тем не менее, я надеюсь, что в Швеции, как и во многих других странах, использование атомной энергии будет по-прежнему оставаться предметом дискуссий.

CE: Как Швеция оценивает, воплощаемый Азербайджаном масштабный проект строительства Южного газового коридора?

Ингрид Терсман: Я считаю, что реализация Южного Газового Коридора важна для диверсификации экспорта или экспортных маршрутов Азербайджана, это также важно и для ЕС, поскольку для нас это возможность диверсифицировать импорт нефтегазовых поставок. По сравнению со странами, которые действительно используют данные ресурсы, у нас очень низкий уровень потребления нефти и газа, и он будет продолжать снижаться со временем. Но в целом для нас как части ЕС, который зависит от нефтегазовых ресурсов, это представляет важность. Именно по этой причине ЕБРР и другие финансовые организации рассматривают возможности поддержки реализации данного проекта. Я считаю это важным для всех нас, а также для стратегического партнерства в сфере энергетики между ЕС и Азербайджаном.

CE: Возможно ли участие шведских компаний в этом проекте?

Ингрид Терсман: К данному проекту могли бы присоединиться шведские компании, занимающиеся, в частности, строительством, поставкой энергоресурсов, проектированием, сервисными услугами и безопасностью. Шведские компании, которые чаще всего работают в глобальном масштабе, могут обеспечить превосходный опыт и решения для очень сложных задач.

CE: Что вы думаете о проекте Nord Stream 2? Будет ли Швеция поддерживать данный проект?

Ингрид Терсман: Шведское правительство изучает Nord Stream 2 и пригласило политические партии для обсуждения проекта трубопровода и его возможных последствий для Швеции. Сейчас в Швеции ведутся обсуждения по вопросу Nord Stream 2, и они затрагивают как экологические вопросы, так и вопросы политики обеспечения безопасности или последствий. Я думаю, что правительство объявит свое мнение по проекту Nord Stream 2 в ближайшее время.

CE: Что вы думаете о перспективах проекта Великий Шелковый путь?

Ингрид Терсман:  Новый Шелковый путь состоит из множества компонентов. Я думаю, что если конечная цель по соединению рынков Европы и Китая с рынками Кавказа и Центральной Азии будет достигнута, то это станет выгодным для всех нас. В целом это крупный проект или проекты, для которых требуются значительные инвестиции. Я считаю, что нам следует рассматривать проект сегмент за сегментом, чтобы понять, как его можно воплотить в жизнь. Проект по своим грандиозным масштабам требует миллиардные инвестиции в развитие инфраструктуры. Однако соединение сближает людей и экономическую деятельность, поэтому я верю, что проект будет выгоден странам, расположенным вдоль маршрута Шелкового пути, а также Европе.

CE: Какова цель Вашей миссии в Туркменистане?

Ингрид Терсман: В отличие от Баку, у нас нет посольства в Ашхабаде. Так что моя миссия предусматривает поддержание контактов с Туркменистаном, укрепление диалога между нашими странами, а также проведение работы с коллегами из ЕС с целью усиления отношений между ЕС и Туркменистаном.

CE: Какие экономические проекты между Азербайджаном, Туркменистаном и ЕС выглядят наиболее перспективно?

Ингрид Терсман: Транскаспийский трубопровод, безусловно, является очень важным экономическим проектом, если будет построен, и он востребован для всех трех сторон.

CE: Задержка начала его строительства длится уже более 20 лет…

Ингрид Терсман: Я не считаю строительство трубопровода трудной задачей. Думаю, что соглашения, касающиеся его, остаются проблемой. Европейский союз работает совместно с прикаспийскими государствами над этим вопросом, и это тоже важно для нас.

CE: Считаете ли возможным решения данной проблемы и поддерживает ли Швеция решение данной проблемы?

Ингрид Терсман: Мы поддерживаем усилия ЕС, потому что это также представляет собой вопрос энергобезопасности, диверсификации энергоресурсов и импорта. Думаю, при наличии истинной политической воли, данный вопрос может найти решение.

CE:  Г-жа Посол, как общество Швеции отреагировало на Brexit

Ингрид Терсман: Большинство действительно сожалеет об исходе референдума в Великобритании и наш премьер-министр заявил, что мы действительно сожалеем, но уважаем решение британского народа. Конечно же, ЕС27 будет отличаться от ЕС28.

Для ЕС и Великобритании важно найти способы, чтобы продолжать оставаться превосходными партнерами во многих сферах. В то же время только переговоры могут определить правовые отношения между нами, и они пока еще не начались. У ЕС и Великобритании и впредь будут общие стратегические цели и интересы. Однако референдум в Великобритании ясно продемонстрировал, что на переднем плане в политике должны быть вопросы, более всего волнующие граждан, это вопросы - как местного масштаба, так и общеевропейские: создание рабочих мест, социальное обеспечение, экономический рост, решение проблемы беженцев и еще, возможно, климатические вопросы. ЕС должен удовлетворять потребности всех своих граждан, а граждане должны это ощущать.

 

 Благодарим Вас за интервью

 Интервью подготовили Сабина Мамедова, Эмиль Мамедов

Read 277 times
anniversary
OLDNEW
НОВОСТИ